Кобленц

Кобленц - город на слиянии двух рек Мозеля и Рейна, на семи Аренских ветрах, на границе Римской империи, на среднем Рейне, на «Старой римской дороге», на «Винном Пути»…

Polybert49

Кобленц, Германия

НУ, ЕСЛИ Я ВАС ЗАИНТРИГОВАЛ, ДАВАЙТЕ ПО ПОРЯДКУ.

Мозель и Рейн - это не просто две реки на карте старушки Европы. Это граница двух культур, граница двух цивилизаций Древнего Рима – маяка цивилизации с галльским подобием культуры, варварами, жителями непроходимых лесов и болот. То, что ещё не скоро станет Францией и Германией.

Римские технические достижения: градостроительство и водопровод с канализацией, хирургия и кораблестроение, поэзия, театры, виноделие, наконец. Всё это заканчивается здесь на Рейне, а за Рейном родоплеменной образ бытия без намёка на государственность даже в античном смысле общественного устройства. То, что Римляне называли одним ёмким словом варварство.

Обычно название географических объектов в Германии не имеет так называемого рода женского или мужского или среднего. Мозель и Рейн исключение из этого правила.

Мозель называют «Матушка Мозель» и название реки приобретает женский род вместе с артиклем «die» ди Мозель, батюшка Рейн, соответственно мужской род и артикль «der» звучит как «der Rein». Именно по этим рекам проходит так называемая старая Римская дорогам или винный путь. Вдоль виноградных гор, вдоль горных склонов хребта Хунсрюк дорога ведущая, через замшевые, пахнущие вином как старые дубовые бочки маленькие очаровательные винные городки это и есть винный путь или старая Римская дорога.

Здесь у городов римские названия, которые, конечно, уже трансформировались до неузнаваемости. Так в современных названиях городов сегодня едва ли можно высмотреть старые римские названия. Например, город Кельн когда-то назывался «Колония Клавдия – Алтарь Агриппинцев», чуть позже «Колония Агриппины». Город Трир, что вниз по модулю когда-то назывался «Августа Триверерос» сегодня просто город Трир. А вот город Кобленц, который находился на слиянии Мозеля и Рейна назывался «Castellum apud Confluentes», что в переводе означает «Крепость на слиянии».

Что происходит с названиями? Почему они так меняются, теряя языковую красоту, и непременно в сторону сокращения звучания? Да просто старые названия городов становится слишком вычурными и неоправданно длинными для лихих галльских всадников. Вот и становится красивые римские названия, будто произнесённые лекторским голосом профессора, окриками кавалеристов: Кельн, Кобленц, Трир.

Первым эту границу между двумя культурами, границу между двумя цивилизациями, провел Цезарь. Этот гениальный полководец и не менее гениальный политик становится завоевателем нового типа. Он шел ва-банк весело, дерзко, эпатажно, как умел идти только Цезарь, не разрушая жилищ и крепостей и без надобности, стараясь не вступать в военные конфликты. Он не облагает данью побеждённые племена как победитель контрибуцией, а обкладывает, как бы сказали сегодня умеренным гражданским налогом.

Это принципиальная разница, имеющая свои исторические последствия. Покоренные Цезарем города и территориальные завоевания, становятся частью Великого Рима. Цезарь делает нечто большее, нежели простой античный завоеватель. Он - цивилизатор. Гай Юлий Цезарь приносит Римскую государственность, соподчинённость, налогообложение на содержание государственного аппарата и армии с одной стороны, а с другой действительно защищает теперь уже как своих, как римских поданных, покорённые им племена кельтской группы от агрессивных соседей. Цезарь проводит политику колонизации так ловко и так умело, что в скорости покорённые народы и завоёванная территория становятся, настоящим продолжением Римский империи. Достойный урок современным политикам. И ещё четыре столетия, галлы и германцы, ставшие Римлянами, будут с гордостью ощущать сияние Великой Империи в блеске своих анатомических кирас.

Почему же Рим провел границу именно здесь по Рейну? Ведь Цезарь неоднократно переходил с армией Рейн, но всякий раз возвращался, и граница Римской империи легла именно здесь. Дело в том, что здесь уже проходила невидимая граница раздела двух культур, более того граница двух цивилизаций, как двух способов общественного производства. До реки Рейн, у народонаселения уже исторически сложилось так называемое оседлое земледелие, и аборигены, принявшие римскую культуру, и, добавив в неё свои специи и пряности, сварили новый культурный слой с названием - Гало - Римская культура. Римские укрепления, земляные крепости, маленькие купеческие города, окруженные каменными стенами, и наконец, виллы офицеров и ветеранов римской армии, боле походившими на крепости, чем на жилые постройки превращаются в единое, огромное защитное сооружение, которое по своей величине может быть сопоставимо только с Великой Китайской стеной (географически по всему Рейну до Дуная.)

Археологические исследования показали, что именно вилы, которые построили здесь римские офицеры и негоцианты (negotiantis — «торговец»), со временем превращаются фундаменты для рыцарских крепостей и позже феодальных замков.

Вот мы и добрались да средневековья.

Бросим взгляд на другой, на правый берег Рейна.

Средневековая крепость Эренбрайтштайн была одной из самых крупных крепостей и носила название скалы, на которой эта крепость была расположена. Стратегически удобное место, очень привлекло внимание Наполеона, и тогда еще консул Бонапарт приказал перестроить эту крепость. Крепость была перестроена согласно времени подписания «Рейнского Союза», но после Венского конгресса это крепость уже не могла быть использована как военное сооружение. Крепость Эренбрайтштайн превращается на некоторое время в тюрьму, после в артиллерийское училище, сегодня крепость это Артиллерийский музей и Городской архив.

Правый берег Рейна. Ах, как я люблю рассматривать этот берег, это же просто слоёный пирог истории. Здесь, и часть старого города, где без труда можно увидеть домик детства матери великого немецкого композитора Людвига Ван Бетховена. И, дошедший до наших дней во всем своем великолепии, дворец графов Меттерних, который, стал для переживший свой век французской аристократии вторым Версалем. Этот «Второй Версаль» вошел в историю в историю, как «маленький Кобленцевский Версаль». Историки не преминут подправить «тусклый Версаль».

Если вы побываете с нами на экскурсии, мы обязательно расскажем вам, какие письма от своей возлюбленной Жозефины Богарне получал Наполеон. Он читал их стоя на бруствере, перестроенной по его приказу крепостной стены. Именно его наполеоновский план превратил обветшавшую, к тому времени крепость, в артиллерийскую цитадель. Вас также ждёт незабываемый своими историческими изысками рассказ, как судьба российского крепостничества связала русскую императрицу Екатерину Великую с этим маленьким, отживающим свой век «тусклым» Версалем.

И город Кобленц является настоящим прологом, первой страницей экскурсии: «Замки Рейна или путешествие по старой римской дороге».

Именно здесь на месте слияния Мозеля и Рейна стоит памятник объединителю немецких земель Вильгельму 1. Сидящий на коне Вильгельм 1 строгим взглядом встречает корабли, идущие в фарватере обоих рек. Общий вес бронзового памятника на постаменте 39 тонн. Его устанавливали двумя специальными речными кранами одновременно, и это весьма символично с речного крана, стоящего на Мозеле и из речного крана, стоящего на Рейне. Так символически объединились Рейландфальц, северный Рейн – Вестфалия и земля Хессен. Немецкие земли по Мозелю и Рейну объединились в единое государство под эгидой Пруссии перед лицом общего врага, коим тогда была Франция. Рядом с Конной статуей Вильгельма 1 фигура «Ангела Победы». Но немцы шутят, что ангел должен быть не крылат, а усат. Да, в самом деле, у этого Ангела Победы недостает прусских усов и прищура проницательных глаз Железного канцлера О?тто Эдуа?рда Леопо?льда фон Би?смарк-Шёнхаузен. Именно его усилиями, его политической волей Германия после победы во франко-прусской войне 1871 году объединилась в единое государство.

Нам бы захлопать в ладоши. Одна страна, для одного народа. Но слегка напрягая память можно вспомнить, что именно Германия, да – да, объединённая Германия становиться инициатором двух мировых воин. Так 1871 году под звуки фанфар коронации Вильгельма 1 в Версале закладывается детонатор взрывчатки будущего кошмара двух Мировых воин, как следствие объединения Германии.

Впереди конной статуи Вильгельма, по периметру пристани, грациозно огибая неуклюжих как слонов в посудной лавке, бронзовые кнехты для швартовки кораблей, трепещутся на мозельском ветру 16 флагов немецких земель, Объединенных в единое государство, но сохранивших свою административную самостоятельность.

В нескольких метрах от дороги можно увидеть настолько не примечательные бетонные плиты, что, кажется, будто их просто забыли после проведения каких - то строительных работ. На самом деле это обломки Берлинской стены. Я сказал « Обломки»? Погорячился. Это остатки Берлинской стены на обломках истории. Эти плиты некогда разделяли два разных государства одного народа. Я, конечно, не смогу, отказать себе в удовольствии просто процитировать простых людей и знаменитых политиков, публицистов, писателей и литературных героев. Предоставляя возможность, однако, вам самим делать выводы об исторических событиях, происходивших уже на наших глазах.

Вот и первая рыцарская крепость. Историки считают, что эта крепость принадлежала небольшому рыцарскому ордену рыцарей – монахов, бывало и такое, и назывались они храмовники.

Рыцарский орден назывался «Дойчес Эк» в переводе «Немецкий угол» - «дочернее предприятие» знаменитого Тевтонского ордена. Диковинный мир средневековья, до которого буквально можно дотронуться, что мы и сделаем.

Часто, будучи убеждённым туристом, я задаю себе вопрос, зачем, терпеть неудобства, рано вставать, наскоро есть, трястись в автобусе, да ещё и платить за это деньги? Что требует от тебя состояние души под названием Туризм. О, это не просто любознательность. Экскурсия это не лекция и не увлекательная чтива. Экскурсия, это даже нечто большее, чем просто образование, это возможность одеть на себя « одежду» прошедших времён. И если я прав, добро пожаловать в «примерочную».

Рыцарская крепость. Каменная летопись средневековья. Не будем стесняться красивых фраз и ёмких выражений, ведь исторический материал того стоит. На счётчике нашей машины времени - 1216 год. Это 26 лет до знаменитого Ледового побоища на Чудском озере.

Пройдя через ворота крепости, стоит взглянуть на реальную ширину стен 4, а местами до 6 метров. И сразу возникает вопрос, каким же яростным должен быть штурм, лязг железа, хрип раскалываемого камня катапульты, гулкие удары колёсных таранов, чтобы оправдать эти капиталовложения в стены 4-6 метровой толщины. В этой крепости, за ореховой скорлупой стен расположено здание « Господского дома» - « Херенхаус» - центральное строение рыцарского ордена Дойчес Эк (немецкий угол), который располагался в этой крепости, сегодня расположен музей Людвига.

Если быть более точным - это один из многочисленных филиалов знаменитого музея Людвига, одной из самых значимых в Германии выставочных площадок, созданных коллекционерами Петером и Иреной Людвиг. Здесь выставлена известная скульптура «Большой палец» (Le Pouce) Сезаря Бальдаччини C?sar Baldaccini.

Буквально растущий из земли большой бронзовый палец. Это произведение получило название «Жизнь прекрасна». Известный жест: большой палец над сжатым кулаком. Но ведь здорово подмечено, что жизнь тогда прекрасна, когда большой палец есть, а кулака, да самого кулака, как символа драки, ссоры, конфронтации и расправы нет. Кулак, как - будто, находится под землёй находиться под землёй, а может и отсутствует вовсе.

Ох уж эта наивность «Новых реалистов» - одного из художественных объединений, членом, которого и стал кавалер ордена почётного легиона Сецар Бальдаччини, в своё время, уступающего по известности разве что Сальвадору Дали.

Выйдя из крепости, мы попадаем на Подворье церкви Святого Каспара. Старые могильные плиты, на которых изображены гербы давно ушедших рыцарских родов и выполненный из чёрного камня «источник», предназначенный для того, чтобы напоить лошадей. Но источник этот исторический на нём 2 надписи: первая - « здесь пили лошади наполеоновской конницы по дороге на Москву» и вторая - «здесь пили казачьи лошади, по дороге на Париж».

У каждого города есть свое лицо, личико, мордашка. Не обошла участь, сея и купеческий город Кобленц. Едва пройдя по самой короткой улицей в Европе (всего12 метров) с полным названием «Под Вифлеемской звездой», мы буквально упираемся в Испанский особняк, здание, действительно построено в стиле испанского Ренессанса. На пешеходной экскурсии по городу, мы расскажем вам, какой ветер занес в эти края испанского Гранда с именем, которое даже опытные гиды знают только наполовину: Альберто Мареро Гарцено Нарциссо Бардоссо, и зачем на его родовом доме нависающий балкон.

Достопримечательностью города Кобленц также являются Глазные часы.

«Глазные часы» на «Здании Судейских», это такая стальная маска, глаза которой поворачиваются в разные стороны, отсчитывая секунды, и каждые полчаса маска показывает язык. Разумеется, на пешеходной экскурсии мы расскажем вам, что делает маска с лица государственного преступника в списках достопримечательностей купеческого города Кобленца. Не примените обязательно пройтись по старым, замысловатым улочкам вдохнуть воздух, который, кажется, сохранился здесь 16 - 17 веков, и неожиданно обнаружить совершенно потрясающую городскую жанровую скульптуру современных мастеров.

А вот «Старая крепость на набережной», скорее напоминающая замок или монастырь. Эти крепкие стены использовала таможенная служба прямо на съезде, с единственного тогда в 16 веке «Моста Курфуста и архиепископа Балдуина». Этот мост служит и по сегодняшний день. Трудно поверить, что в этом виде мост Курфюста Балдуина через Мозель предстаёт перед глазами восхищённых зрителей уже в 14 веке. Восхитимся и мы умением и талантом мастеров 14 века.

Дойчес Эк - немецкий угол - название рыцарского ордена. На этом месте Мозель впадает в Рейн и течение двух рек создает вокруг узкого пирса иллюзию движущиеся корабля. Мы стоит с вами на самом носу этого корабля, позади меня на капитанском мостике Вилгельм 1 Фридрихович Гогенцойлерн и его неизменный спутник Ангел Победы. Ветер поднимает волну на Рейне, играет бронзовыми бакенбардами Вильгельма, трепещет шестнадцатью полотнищами знамён объединённых немецких земель, этот ветер дует ворота старых крепостей, в стены старых замков купала соборов и окна купеческих домов города Кобленца. Этот неугомонный Аренский ветер со свистом прорывается сквозь арки старинного моста, и, пробежав по канатам пришвартованных на причале судов, будто тронув струны огромной кифары, вращает скрипучее мельничное колесо истории в его согбенном и бесконечном вращении. А наш путь лежит, мимо дворца Курфюрста на дорогу вдоль Рейна к замкам 13 века, но это уже другая история и следующая экскурсия.


гид в Люксембурге Константин Хенкин