Nick Kenrick

Пьяцца Навона . Рим

Эти места нельзя не посетить, приехав в столицу Италии:

Alistair Young

Фонтан Треви . Рим

Шоппинг

Недалеко от Испанской лестницы находятся крупнейшие модные дома - Fendi, Valentino, Bulgari, Cartier, Prada, Armani, Versace, Hermes, Roberto Cavalli, Gucci и многие другие. Улицы Виа Кондотти, Виа Боргония и Виа Фраттина в районе площади Испании известны как самые дорогие улицы в Риме.

А вот на виа дель Корсо цены более демократичны, и потому, этот район является предпочтительным для шопинга итальянцев. Здесь и многочисленные магазины обуви, и популярные итальянские бренды, и международные марки, как Benetton, Zara, H&M, Mango, Miss Sixty, Guess и т.д.

В Риме Вы также найдете и крупные торговые центры: - торговый центр Euroma2: 240 магазинов, 40 ресторанов и баров; - ТЦ Porta di Roma: 220 магазинов, 13-зальный кинотеатр, два плавательных бассейна, фитнес-центр; -торговый центр Roma Est: 210 магазинов, кинотеатр экраны 12, 24 баров и ресторанов; -торговый центр Parco Leonardo: 216 магазинов, 24 кинотеатров (это самый большой кинотеатр в Италии), боулинг.

Ну а если Вы любитель брендовой одежды с хорошими скидками до 70% - Вам обязательно нужно посетить аутлеты недалеко от Рима. Outlet Village Castel Romano в 25 км от Рима с более чем 110 магазинов (Baldinini, Blumarine, Burberry, Carlo Pazolini, Geox, Pinko, Roberto Botticelli, Dsquared2, Tommy Hilfiger и множество других) - самый популярный из аутлетов региона Лацио.

Вина региона Лацио

Регион Лацио расположен в холмистой местности, которая, благодаря туфогенной лаве из глубин земли, является наиболее подходящей областью для выращивания винограда. История виноградной лозы в Лацио начинается еще до рождения Рима.

Хотя, Древние Римляне больше предпочитали вино из Кампании, нежели Лацио. Вина региона Лацио станут широко известны международной общественности только после 1923 года, когда королева Англии впервые попробовала вино Фраскати (которое производится только в Лацио), после чего она всегда держала его в царском погребе.

Стоить отметить, что производство вина здесь долгое время было направлено на количество, а не на качество. Сегодня, несмотря на высокую урожайность на гектар, многие производители стремятся возобновить методы выращивания винограда, направленные на улучшение качества винограда. Ежегодное производство вина только в этом регионе составляет около 2 миллионов гектолитров.

Среди наиболее распространенных сортов белого винограда: Требьяно, Мальвазия дель Лацио и Кандия. Среди красных сортов винограда: Санджовезе, Мерло, Монтепульчано и Чезанезе.

В регионе Лацио более распространены вина с отметкой D.O.C., нежели D.O.C.G. Тут необходимо внести ясность. Аббревиатура D.O.C. (Denominazione di Origine Controllata) означает, что данное вино было произведено в определенной области (или даже городе) и обладает установленными государством характеристиками (физико-химические свойства вина, минимальное содержание алкоголя и т.д.). Аббревиатура D.O.C.G. (Denominazione di Origine Controllata e Garantita) охватывает те же правила, что и D.O.C., но условия, которые должны соблюдаться, являются более строгими. Закон предусматривает, что марка D.O.C.G. может быть присвоена вину, которое, по крайней мере, уже 5 лет признано D.O.C. Поэтому, выбирая вино в винном магазине, следует обратить внимание на марку.

5 самых интересных музеев Рима

Музеи Ватикана

Музеи Ватикана - самая знаменитая коллекция шедевров живописи, архитектуры и скульптуры в мире, которая находится более чем в 20 музеях, входящих в комплекс музеев Ватикана. Здесь работали и великий Микеланджело, Рафаэль, Караваджо, Перуджино и многие другие. В музеях собраны произведения искусства от античных времен до нашего времени. Коллекция музеев бесценна и на ее изучение может уйти не одна неделя. Но абсолютно каждый гость Рима обязан увидеть Сикстинскую капеллу работы Микеланджело. Официальный сайт музеев – здесь можно купить билеты онлайн и узнать расписание работы музеев.

Капитолийские музеи

Капитолийские музеи - слава Рима, Римской Империи и имена ее самых известных героев сосредоточены в уникальной и ценной коллекции Капитолийских музеев. Посещая Вечный город, Вы обязательно должны попасть в эти музеи, чтобы узнать его историю: вы откроете для себя истоки зарождения Империя с увлекательной легендой о Капитолийской волчице – священном животном города, и сможете полюбоваться подвигами Римских императоров, Юлия Цезаря, Октавиана и многих других. (Официальный сайт)

Галерея Боргезе

В великолепной резиденции эпохи Возрождения, принадлежащей семье Боргезе, хранятся лучшие коллекции в мире: картины, скульптуры и фрески величайших гениев итальянского искусства: Бернини, Караваджо, Канова, Рафаэля, Тициана, Корреджо и Рубенса. Среди драгоценного мрамора и золотой лепнины комнат галереи Боргезе хранятся самые значимые и известные работы талантливых мастеров. Заказывать билеты в этот музей нужно всегда заранее, так как билеты ограничены. Официальный сайт

Национальная галерея современного искусства

Национальная галерея современного искусства поможет составить представление о современном итальянском и мировом искусстве от начала девятнадцатого века и до наших дней, благодаря работам Пикассо, Поллока, Модильяни, Мондриана, Гуттузо. (Официальный сайт)

Музей замка Святого Ангела

история самого важного замка Рима, с момента его зарождения как гробницы императора Адриана, позже использовавшегося как папская резиденция, а затем и тюрьма. Экскурс по истории Рима во всем императорском величии к светской власти церкви, через нашествия варваров, переселение в Авиньон и Моти Карбонариев. Другой невероятный проблеск монументального очарования столицы. (Официальный сайт)

гид в Риме Татьяна Шелемех

Чувство Рима

Это была не просто любовь с первого взгляда - стопроцентное совпадение. Как если бы после долгого-долгого отсутствия я вернулась, наконец-то, домой. В этом смысле я абсолютно согласна с Вайлем, утверждавшим, что "Рим записан в нашей прапамяти, и его не столько узнаешь, сколько вспоминаешь". Тогда, в первый раз, после напыщенной, суетливой и эмоционально холодной Москвы Вечный город показался близким, провинциально-захолустным, расслабленным и очень уютным. И, конечно же, бесконечно прекрасным. Мне нравилось все: древние, раскаленные на солнце камни, белизна мрамора, кремово-персиковые, прямо-таки кондитерские, оттенки здешних палаццо и облаков, питьевая вода из источников, дамы в длинных светлых юбках на скутерах, курящие на ходу, живописный внутренний дворик, утопающий в цветах, в который открывалось гостиничное окно… На тот момент весь мой словарный запас состоял из нескольких самых простых слов, а «коронным номером» значилась фраза, почерпнутая из «Венериного волоса», и которую, согласно Шишкину, следует употреблять исключительно с бокалом вина: “Cento giorni come questo” (сто дней как этот). Но улыбчивые итальянцы странным образом меня отлично понимали и, вдохновляясь моим “ho capito” (я поняла), охотно пускались в пространные излияния. Мой друг, путешествовавший со мной, подтрунивал, что для меня с тех пор и Париж, и Амстердам, и Стокгольм, и Вена – все они не больше, чем пригород Рима. Нет, вот так РИМА!!!

И все же именно с ним, единственным среди прочих итальянских городов, у меня сложились самые сложные отношения. Даже сейчас, когда моя жизнь и мой дом разделились надвое, а про итальянцев я поняла если уж не все, то многое, я никогда не знаю, чем он меня встретит: сердечным теплом, «великой красотой» или же чопорной холодностью и абсолютной закрытостью. Да я и сама плачу ему той же монетой: настоящей, безотносительной любовью стала для меня Венеция, а ему навсегда остались лишь идея, образ, воспоминание… Во Флоренции, к примеру, я всегда влюблена, в Венеции становлюсь сама собой, в Милане мне одиноко, в Вероне я счастлива, в Болонье, словно бы после крема Азазелло, молодею и хохочу, в Падуе моя голова всегда запрокинута в сторону Джотто… И только с Римом всякий раз не угадаешь: то божественный свет красоты, благодати и гармонии, счастье, по Бродскому, «остаток плоти терракоте подвергнуть, сини, исколотой Буонаротти и Борромини», то бесконечная тоска и «место грусти», опять по нему же – «и в Риме тоже теперь есть место крикнуть «Бляди!», вздохнуть «О Боже». Вот и в этот раз город на семи холмах меня не принял: не раскрылся, не допустил до своих сокровищ, остался равнодушным – он ко мне, а я к нему.

Cupolone Микеланджело и впрямь показался лишь перепевом Брунеллески, мавзолей Адриана – мрачной тюрьмой, ангелы на мосту под ледяным пронизывающим ветром – уставшими от человеческого мельтешения внизу, злыми и сулящими разлуку. И даже моя обожаемая пьяцца Навона была в этот раз ничуть не красива и не весела, а речные боги Бернини с их развалинами рук и ног выглядели и вовсе почти что вульгарными или даже непристойными. Про Пантеон и фонтан Треви лучше я совсем промолчу – столь разные, они в этот злополучный раз показались мне одинаково невыразительными и словно бы погребенными под наплывом туристических толп. Кампо де Фьори неожиданно оказался одним из немногих мест, созвучных моей душе: мрачный и обугленный Джордано Бруно, уверенный в бесконечности миров и их божественной сущности, с каким-то странным удовлетворением взирал на место своей казни, ежедневно становящееся рынком (кстати, еще с древнеримских времен). К моменту моего появления торговцы едва закончили свою работу, и оставшийся после них мусор, носимый ветром из одного конца площади в другой, резко контрастировал со строгой фигурой бывшего доминиканца, вечного монаха, поселившегося здесь в виде статуи благодаря масонам и их антиклерикальной акции.

Живописная сень платанов над Тибром, столь спасительная и приятная душе в летний зной, на этот раз оказалась совершенно бесполезной: было не просто холодно - пронзительно. Античные мосты, приводящие на западный берег, в район Трастевере (по аналогии с Замоскворечьем можно перевести как Затибрье), проходят через затонувший и мистическим образом всплывший древний корабль – симпатичный островок Тиберину. Или же все-таки это зерно, которое древние римляне сбросили в реку в знак освобождения от ненавистного тирана, последнего римского царя Тарквиния Гордого, - в таком количестве, что его хватило пусть и на небольшой, но все же остров? Или же это символ победы над страшной эпидемией чумы, разразившейся здесь в 291 году до Рождества Христова? Именно тогда древнеримские жрецы, обратившись к Книгам Сибилл, отправили делегацию к месту культа Эскулапа. Вернувшиеся послы привезли «божественную» змею, которая, согласно «Метаморфозам» Овидия, прыгнула за борт, и из воды сразу же возник остров в форме корабля с посвященным богу врачевания уже готовым храмом. В эпоху Средневековья на его развалинах была возведена церковь San Bartolomeo, а свое древнее, прямо скажем, легендарное назначение остров не утратил и сегодня – в больнице “Fatebenefratelli” , основанной здесь еще в 1584 году, до сих пор исправно лечат.

Однако сам Трастевере, по большей части невероятно живописный, уютный и гостеприимный (одноименная улица с трамвайными путями не в счет!), также ничем не порадовал - скорее немного развеселил и утешил. Напротив средневекового мрачного палаццо с башней, фейкового, как сказали бы сегодня, «Дома Данте» (мемориальная доска имеется, но автор «Божественной комедии», в то время более известный как политический деятель, никогда здесь не жил, в лучшем случае ненадолго останавливался в один из приездов с дипломатической миссией к Папе Римскому) - мраморный поэт Джузеппе Джоакино Белли, за цилиндр которого всегда остервенело бьются чайки - чем там для них намазано, мне до сих пор не удалось разгадать. Белли заслужил столь лестное соседство совершенно незамысловатыми стишатами, которые он сочинял на романеско – языке римского простонародья. Вот хотя бы один из них, так, для примера.

Добрая римская привычка

А я скучаю по былым денечкам:
Дитем бывало где-нибудь иду -
Увижу новый дом и на ходу
Спокойно чирк по стенке уголечком.
И написать чего всегда найду,
Заместо букв не прибегаю к точкам
И на рисунке фиговым листочком
Ни *** не закрываю, ни ***.
Взял камень или гвоздь и аккуратно
Им штукатурку не спеша долблю, -
Что говорить, мы веселились знатно!
Я чистых стен и нынче не люблю:
Увижу где - и на душе приятно,
Когда кусок побелки отлуплю.
22 июня 1834

Признаюсь, после встречи с фривольным Белли, которого "продвигал" не кто-нибудь, а наш Гоголь, на виллу Фарнезина, такую мне знакомую, построенную и украшенную лучшими ренессансными мастерами, в том числе и Рафаэлем, для знаменитого сиенского банкира Агостино Киджи, и близкую к ней «улицу любви» (via Santa Dorotea), где в домике, увитом плющом, жила Маргерита Лути, дочь пекаря, мне идти уже и не захотелось. Я благоразумно решила, что романтическими поисками мастера и его прекрасной Форнарины(булочницы) займусь как-нибудь в другой, более счастливый, раз. Одна из самых старых во всем Риме Santa Maria in Trastevere (4 век нашей эры) с ее прекрасными мозаиками (13 век н.э.) навеяла легкую грусть.

Чем в итоге сердце успокоилось? На торговой улочке (via Lungaretta), выводящей в самое средоточие трастеверийской жизни - на одноименную с древней церковью площадь, я давно облюбовала замечательное кафе, где можно отведать вкуснейший горячий шоколад. Бродский, как всегда, рядом: и вот я уже сижу за столиком и, блаженно жмурясь, пью «чоколатта кон панна в центре мирозданья и циферблата!». Ну и, конечно же, жирные вальяжные коты, обитающие в руинах Area Sacra - храмовом комплексе времен Римской республики, где, предположительно, в 44 году до н.э. заговорщики убили Гая Юлия Цезаря. Их мирный сон и абсолютный сытый пофигизм вернул-таки меня к гетевскому пророчеству-завещанию всем нам: «Кто видел Италию, и особенно Рим, тот уже никогда не будет несчастлив». До новых встреч, всякий раз удивляющий РИМ – МИР, ROMA – AMOR:))

гид в Риме Наталия Гулейкова