Алиса Арташян

Публикации:

Вечность в бронзе

Бронзовые статуи поэтов, певцов, композиторов, писателей и футболистов – часть пейзажа Рио-де-Жанейро, они всегда находятся рядом с прохожими, гуляющими по городу. Эти инсталляции формально называются «интерактивными статуями» и дополняются множеством деталей, которые напоминают о моментах из жизни изображаемых личностей и смешиваются с историей города. 1200 памятников разбросаны по городу, среди них статуи, бюсты, сфинксы и фонтаны.

Посидеть рядом с Карлосом Дрюммоном де Андраде – обязательная часть программы для гуляющих по пляжу Копакабана. Статуя поэта – лидер по популярности. Она стоит с 2002 года, который был годом 100-летия поэта. Статуя была создана под впечатлением от одной фотографии Рожериу Рейса; поэт из штата Минас-Жерайс сидит спиной к морю в том районе города, где он жил до самой своей смерти в 1987 году.

Композитор Ари Баррозу – автор бессмертной «Акварели Бразилии» («Aquarela do Brasil») безмятежно отдыхает в Леме, соседнем райончике, где он тоже жил в своё время.

В конце пляжа Копакабана известный певец и композитор из штата Баийя Доривал Каимми приветствует гостей. Его статуя создана под вдохновением от фотографии Эвандру Тэйшейры и находится рядом с лагерем рыбаков, которые часто были темой его песен. На мысе Арпуадоре автор «Девушки из Ипанемы» Том Жобин, отец босса-новы, появляется с гитарой на плече, вполне в духе его уличных гуляний по городу в 1960-ых.

А в районе Ботанического Сада находится симпатичная статуя Отто Лара Резенде – писателя из Минас-Жерайса. На другой стороне улицы стоит Шакринья, признанный одним из лучших телеведущих Бразилии. «Старый вояка», как его называют, вышагивает с огромным галстуком-бабочкой, держит за хвост треску, и на шее у него висит традиционный музыкальный рожок.

Поднимемся в гору Дона Марта в районе Ботафогу и найдём здесь статую короля поп-музыки Майкла Джэксона, который побывал в городе в 1996 году и выбрал эту фавеллу для записи клипа на песню «They don’t care about us”.

В центре и северной части города также найдём кое-что интересное. На территории Бразильской Литературной Академии поэт из штата Пернамбуку Мануэл Бандейра наблюдает за проходящими из-за своего письменного стола. Рядом с ним писатель Жоаким Набуку смешивается с прохожими и теряется в пейзаже Рио-де-Жанейро. Ещё здесь можно увидеть классика бразильской литературы Машаду Ассиса, основателя Академии, он сидит на пышном троне.

А вот Пишингинья, знаменитый представитель музыки шоро. Он увековечен играющим на саксофоне в переулке Овидор в Центре.

На севере города стоит Тим Майа в районе Тижука, где он и жил. Он царственно возвышается на площади Афонзу Пена, а статуя весит 150 килограмм – всего на 10 меньше, чем сам певец.

В павильоне ярмарки нордестинцев в районе Сан-Криштовау находится статуя, посвящённая Луизу Гонзаге, аккордеонисту, королю музыки байяу.

Рядом со всемирно известным стадионом Маракана находится памятник капитану сборной Бразилии во время Кубка мира 1958 года – Идералду Беллини. Это место уже стало традиционной туристической достопримечательностью.

Кроме перечисленных памятников, есть ещё много других, ждущих своих гостей в Рио-де-Жанейро.

Сахарная Голова

Подъём на Сахарную Голову совершается на фуникулёре в два приёма: сначала до горы Урка (её высота – 220м) со скоростью 6 м/с, потом до Сахарной Головы (высота 400 м). Здешний фуникулёр считается самым безопасным в мире.

Наверху имеется выставка старых фуникулёрных кабин, это место называется Трамвайным Парком. До 1972-го использовались деревянные кабины, которые были заменены более современными, похожими на нынешние. Те же кабины, которые поднимают туристов на гору теперь, были введены в эксплуатацию уже в 2008 году. Эта замена была частью подготовки к празднованию 100-летия фуникулёра в 2012 году. Также вся техническая часть была заменена цифровым оборудованием.

Примечателен тот факт, что все стенки кабин прозрачные. Это единственный фуникулёр в мире с 360-градусным обзором на подъёме и спуске. Кроме того, это первый фуникулёр во всём Южном полушарии. В 70-е гг. Именно здесь снимались воздушные сцены в одном из фильмов об Агенте 007.

Сахарная Голова, гора Урка, соседняя гора Кара-де-Кау (Пёсья Морда) были образованы в результате геологических процессов около 600 млн лет назад. Сахарная Голова в истории всегда была географическим ориентиром для мореплавателей, входивших в залив Гуанабара, а позднее и для авиаторов, приземлявшихся в Рио-де-Жанейро.

Сахарная Голова начала приобретать нынешнюю известность ещё в 19 веке, когда ряд французских художников, в их числе Дэбре, Ругендас, побывали в Бразилии и запечатлели эти места на своих картинах. Так что словосочетание «Пау-де-Асукар» в Европе узнали именно благодаря этим произведениям.

Название горы произошло от специальной металлической формы, использовавшейся в прошлом для вывоза сахара из Бразилии в Португалию. Эта высокая, коническая, немного наклонная форма, заполнявшаяся сахаром, абрисом своим очень напоминала силуэт горы. Увидеть эту форму до сих пор можно в Историческом Национальном Музее Рио-де-Жанейро.

Посторойка фуникулёра началась в 1909 году, и первый отрезок – подъём на гору Урка был готов в 1912 году. Вторая часть подъёма была готова к 1913г. Работа фуникулёра прерывалась только один раз за всю историю – в 1935 году, когда в Рио-де-Жанейро случился Коммунистический путч, и в результате перестрелке были задеты тросы канатной дороги.

Тогдашние деревянные кабины вмещали всего 17 человек (сегодняшние 65), и билет был очень дорогим, так что это развлечение было доступно только представителям элит.

После повреждений 1935-го года начались тяжёлые времена для канатной дороги. Восстановление заняло несколько лет, а потом началась Вторая Мировая Война. Так что туристические визиты из Европы прекратились, и так продолжалось ещё в течение 50-х, несмотря даже на Чемпионат мира по футболу, прошедший в Бразилии.

В 60-х сменилось руководство канатной дороги, и произошла замена кабины фуникулёра на более современную. В результате вместимость увеличилась с 17 человек до 65, резко повысилась проходимость дороги. С этого началась современная история Сахарной Головы.

В 2010 году на Сахарной Голове был открыт культурный центр «Кукуруту», посвящённый истории канатной дороги, которой в 2012-м году исполнилось 100 лет.

Португальская Королевская библиотека в Рио-де-Жанейро

Библиотека была открыта в конце девятнадцатого века в присутствии тогдашней правительницы страны принцессы Изабеллы. Библиотека нужна была для хранения собрания книг, привезённых из Португалии в середине того же века. Это были издания не только португалоязычные, но и французские, испанские и др. Целью этого собрания было развитие литературной традиции Бразилии на основе европейских образчиков.

Рафаэл да Силва Каштру, построивший здание библиотеки, тоже был португальцем. Он выбрал стиль новое мануэлино, популярный в конце 15 - начале 16 века и известный также как португальская неоготика. Фасад здания отделан португальским мрамором.

Из камня вырезаны фигуры четырёх португальских деятелей, значимых для истории Бразилии. Это первооткрыватель Педро Алвареш де Кабрал, поэт Луис Камоэнс, мореплаватель дон Энрике и Васку-да-Гама. Фигуры стоят на выступах, а сверху имеются железные украшения, изображающие корабли с мальтийскими крестами, напоминающие о морской мощи Португали.

Окна напоминают по форме готические, но более закруглены, овальные по форме. Эта арочная форма используется и в интерьере Библиотеки. Дверь также окружена резной аркой, украшенной орнаментом в мавританском стиле: здесь имеются растительные элементы, оформленные как абстрактный симметричный, геометрический орнамент.

В Библиотеке хранится около 350 тысяч изданий девятнадцатого века, среди них редкие экземпляры и рукописи бразильских политиков и писателей. Интересно, что Библиотека была местом первых встреч Бразильской Литературной Академии позапрошлого столетия.

Кафедральный Собор Рио-де-Жанейро

Собор имеет форму незавершённого конуса, рядом с ним находится электрическая колокольня. Он был построен в архитектурном стиле брутализм, модным в 70-е годы, использовавшимся часто и известным бразильским архитектором Оскаром Ниймейером. Основа этого стиля – бетон, архитектор Собора – Эдгар Фонсека, декоратор интерьера – Паулу Лашен-Майер.

Кафедральный Собор Католической Церкви в Рио-де-Жанейро три раза переезжал с места на место, пока, наконец, не обрёл собственное здание. Фундамент его был заложен в 1964 году. В 1976 году Собор был освящён и начал действовать. Впоследствии он был посвящён святому Себастьяну как покровителю города.

Посторойка имеет 106 метров в диаметре и около 96 метров в высоту. Вместимость Собора – 25 тысяч человек. Дверь – 5, 75м в высоту и 18 м в ширину. На двери изображены основные сцены из жизни Христа. В основании Собора находится Музей Сакрального искусства.

Постройка не была закончена. Два запланированных лифта так и не были построены. Они должны были подниматься наверх к ресторану с 360-градусной панорамой, а над ним должны были располагаться комнаты клера. Но всё это так и не было осуществлено.

В основании Собора форма греческого креста, креста из Иерусалима. Высота помещения символизирует собой духовный рост человека, его подъём к божественному свету, подъём ко Христу. И на потолке человека встречает тот же греческий крест. От него вниз спускаются четыре мозаичных рукава. Они символизируют собой четыре черты католической церкви: зелёный – единая церковь, красный – священная, синий – католическая, жёлтый – апостольская. Четыре витража – это четыре пути, ведущие человека к свету. Каждый из этих витражей весит несколько тонн.

Синеландия – так называют площадь в Центре города Рио-де-Жанейро. На самом деле, в начале 20 века она получила официальное название площадь маршала Флориану Пейшоту. Есть у неё и ещё одно «прозвище» - площадь Епископской Матери.

Истоирия этого места начианется в 18 веке. В то время здесь имелся ряд религиозных учреждений, церковных и монашеских: подле горы Каштелу (в переводе «замок») находились семинария Сан-Жозе и монастырь Богоматери Непорочного Зачатия.

В те времена, вплоть до 19 века эти окрестности считались не лучшим местом для проживания и были облагорожены городскими властями только с приездом королевской семьи в 1808 году. До того эта низменная часть города всегда затоплялась во время дождей, и стоячая вода превращала местность в болото.

Сегодняшний центр Рио располагается именно здесь, между четырёх гор: Каштелу, Консейсау, Сан-Бенту и Сан-Антониу. Почему церкви и монастыри строились на горах? Религиозные католические братства выбирали для строительства такие высотные места как более удобные (хотя бы потому, что не страдали от потопов) и стратегические. Так, на горе Каштелу устроились иезуиты, Сан-Антониу стал прибежищем для францисканцев, Сан-Бенту – для бенедектинцев, эти последние остаются там и по сей день.

Жить рядом с местом своего вероисповедания в городе было особой привилегией. Поэтому прихожане францисканской церкви старались поселиться рядом с Сан-Антониу, прихожане-иезуиты – рядом с Каштелу и т.д. Таким образом, жить в низменной, удалённой от церквей части города считалось совершенно непрестижно, выражаясь современным языком, и это типично для такого общества, теократического государства, каким была тогдашняя Бразилия.

Почему же такое малосимпатичное для города место получило это прозвище – площадь Епископской Матери?

Только одна персона из высокого общества 18 века решилась жить в этой низменной центральной части – Анна-Теодора Рамуш-де-Маскареньяш, мать епископа Жозе-Жуакина Жустина Маскареньяш. Он был первым епископом, полностью получившим своё религиозное образование в Бразилии. Выучившись, он отправился в Европу, где получил титул епископа, и вернулся в Бразилию уже в этом качестве.

Как следствие, его мать была очень значимой особой и имела большое влияние в политических кругах. В городе она стала выполнять роль своего рода неформальной общественной приёмной; к ней приходили жаловаться, просить, предлагать улучшения в городской жизни. Она принимала всех, в том числе и бедняков, а жалобы и предложения передавала вице-королю.

В 1808 году из Португалии прибыла королевская семья, спасая корону от угрозы наполеоновской армии. Как следствие, Рио-де-Жанейро, ставший пристанищем для августейшей семьи, начал развиваться в прибрежной портовой части, где расположился король и его двор. А окрестности нынешней Синеландии, эта низменная болотистая часть продолжала оставаться заброшенной, и в те времена была известна лишь как место, где проживала мать епископа Анна-Теодора.

Ситуация начала меняться в 19 веке. Прибытие двора повлияло на развитие города, торговли, в частности, развивается сегмент выращивания и экспорта кофе в долине Параиба (штат Рио-де-Жанейро). Доход от этой части во многом был наравлен на развитие столицы, модернизацию города. Эти же деньги стали основой для образования нового олигархического слоя Бразилии, так называемых «кофейных баронов». Эта новая элита имела свои запросы: дворцы, театры, публичные дома и прочие развлекательные заведения стали строиться в Рио, изначально на Большой Площади (сегодня площадь Тирадентес). Фактически, это было первое место светских развлечений в тогдашней католической Бразилии. Приличным считалось гулять там только до восьми часов вечера.

В конце 19 века был подписан указ об отмене рабства в Бразилии, и вскорости была провозглашена республика и упразднена монархия. Как следствие, августейшая семья и двор отбыли в Португалию, а дома, занимавшиеся ими, стали достоянием самой широкой общественности: помещения попросту захватывались рабочими, бедняками, оставшимися без жилья и покровительства господ после отмены рабства.

В 1902 году новым управляющим города становится Перейра Пассос, известный как активный реформатор, поклонник французского стиля градостроительства и искусства ар-нуво. Его идеалом было создание в Рио-де-Жанейро нового бразильского Парижа.

Первым его указом был снос старых этих старых зданий, захваченных и заселённых беднотой. Отсюда появилась необходимость обеспечения жильём этой части населения. Поскольку никто из правящего круга этим не занимался, началось стихийное заселение территорий, и так окончательно сложилось явление сегодня всемирно известное как фавелла.

Между тем, настойчивое желание Перейры Пассоса превратить Рио в новый «маленький Париж» и удовлетворить нуждам крошечной могущественной элиты страны привело также к освоению новой территории. Заброшенная и никому ненужная до сих пор местность начала претерпевать огромные изменения. Площадь Епископской Матери была частью грандиозного плана, начавшегося со строительства Центральной Авениды, соединившей портовую, главную тогда часть города с другой, более отдалённой.

Новый бульвар, место для прогулок, светских выходов, утончённых развлечений. На этой улице уже больше не было места для лошадей, телег и экипажей. Претенциозный план предполагал новое элегантное транспортное решение, как в Париже, как в Севилье – здесь были проложены рельсы, и пущен электрический трамвай.

«Маленький Париж» начал строиться с Муниципального Театра и Школы Изящных Искусств (сегодня Музей Изящных Искусств). Необходимость хранить где-то собрание книг королевской семьи и императора Педро 2 положила начало строительству Национальной Библиотеки. Логика теократического общества требовала, чтобы власть церковная также присутствовала в ключевом месте, поэтому началось строительство архиепископской резиденции (сегодня Культурный центр Федеральной Юстиции).

Уже в 20-х годах 20 века площадь оформилась окончательно с постройкой дворца Педро-Эрнесту, и была официально открыта под названием площади маршала Флориану Пейшоту.

Святой Антоний в военном чине

На дверях монастыря Святого Антония, построенного в 1620 г. на Площади Кариока (Рио-де-Жанейро), имеется изображение святого Антония Лиссабонского (известного также как Святой Антоний Падуйский).

В 1710 году, когда французы под руководством Дуклерка вторглись в Рио-де-Жанейро, и его захват был неизбежен, тогдашний губернатор города Франциско де Кастру-Мораеш просил защиты у этого святого. Он приказал, чтобы настоятель монастыря поместил изображение святого Антония в верхней части фасада здания. Победа над французами была приписана покровительству святого, из-за чего губернатор наградил его званием капитана пехоты с правом на жалованье, которое выплачивалось монастырю.

Спустя столетие эта история произвела впечатление на Дона Жоау Шестого (первого португальского короля, лично прибывшего в Бразилию), который произвёл святого в старшие сержанты в 1810 году и затем в 1813-ом году в подполковники. Производство в чины было сделано по указам от 14 июля 1810 и от 25 ноября 1814 года, выпущенным в Королевских Письмах за подписью принца-регента Дона Жоау, будущего короля Дона Жоау Шестого.

Только уже в 1910 году бразильские военные силы исключили святого из списка служащих и отменили выплату ему жалованья.

Фонарь Лапы

Этот необычный фонарь был создан скульптором Родольфо Бернарделли по заказу префекта Рио-де-Жанейро Перейры Пассоса, управлявшего городом в начале двадцатого века. Торжественное открытие состоялось в 1906 году в районе Лапа, известном своей ночной жизнью, когда здесь было открыто авеню Мен-де-Са. Работа по отливке деталей фонаря была выполнена Бразильским Фондом Железа и Бронзы «Кобблер и компания».

Фонарь сделан из бронзы и гранита в неомануэлинском стиле и воплощает в себе память о великих мореплаваниях португальцев в 15-16 веках. На столбе изображены корабли с надутыми парусами, секстанты и морские животные. Наверху он увенчан глобусом небесных сфер.

На фотографии начала 20 века видна площадь Лапы с фонарём на фоне Большого Отеля (Grande Hotel), в здании которого сегодня располагается Зал Сесилии Мейрелес.

В 2006 году была завершена последняя реставрация фонаря.

Мостовая Копакабаны

В начале 20 века мэр Рио-де-Жанейро Перейра Пассос с тем, чтобы вымостить недавно открытое Центральное Авеню, выписал сюда из Португалии не только группу мостильщиков, но и камни, которыми изобилуют окрестности португальской столицы Лиссабона, где мозаики на мостовых и площадях создавались уже с 1842 года. Вскорости эти камни (белый кальцит и чёрный базальт) были найдены в окрестностях Рио и более не импортировались, но сохранили названия португальских камней.

Любопытно, что волновой рисунок на мостовых авеню Атлантики, характерный для района Копакабана и даже для всего Рио-де-Жанейро, был привезён именно теми мостильщиками лиссабонцами.

Этот рисунок был использован на площади Синеландия в центре Рио и на авеню Атлантика в районе Копакабана, которое тоже было открыто мэром Перейрой Пассосом в то время, когда знаменитый пляж на побережье Атлантического океана только начинал обживаться.

Мостовая сегодняшней Синеландии обзавелась новыми изображениями, в то время как авеню Атлантика приобрела свой блеск, расширилась в 1970-х годах, увеличив свои тротуары и пляжную часть. В середине 20 века на пике своей известности был бразильский архитектор и пейзажист Бурле Маркс. Именно его позвали переделывать мостовую в семидесятых. Он сохранил изначальный волновой рисунок 1906 года и привёл его к единому стандарту, увеличил размах волнового орнамента и подогнал его к новому размеру тротуара. Именно такой мы знаем сегодня авеню Атлантика в Рио-де-Жанейро.

Церковь Глория

В Рио-де-Жанейро есть целый район, примыкающий к пляжу под названием Глория, что переводится с португальского как «слава» и для религиозного католического народа напрямую ассоциируется с библейским понятием «славы Божьей».

Одноименная церковь (Глория) начала строиться с 1714 года в месте без сомнения важном для здешней истории, и называется она в переводе Церковью Величия Богородицы на Холме. Здесь все её знают как церковь Глория, и с возвышенности, на которой она стоит, открывается красивый вид на залив Гуанабара, вдоль которого тянутся исторические районы Рио-де-Жанейро.

В месте, называвшемся тогда гора Лерипе, существовал форт Бироасумирин, занятый многочисленными французами, имевшими артиллерию. 20 января 1567 года форт был захвачен португальцами под командованием военачальника Эстасио-де-Са. Эта победа принесла окончательное господство португальцев в городе, хотя и стоила жизни самому Эстасио, смертельно раненому стрелой в лицо.

Церковь здесь была построена религиозным братством Богоматери на Холме на месте старой часовни. В 1738 году строительство было закончено, и примечательным фактом является, что, согласно архитектурному плану, в основе церкви лежат две октогональные формы. Внутри на стенах имеется керамическая плитка, датируемая 1743 годом (роспись на них приписывается известному художнику и архитектору мастеру Валентину). Панели с плиткой украшают нефы, главный алтарь, ризницы и хоры.

В 1808 году королевский двор прибыл из Португалии в Рио-де-Жанейро, и церковь получила новый высокий статус. Она стала любимой церковью королевской семьи. В 1819 году король дон Жоау Шестой выбрал её для церимонии освящения своей внучки принцессы Марии-да-Глория. С тех пор все члены королевского дома Браганса, родившиеся в Бразилии, проходили церимонию освящения в церкви Глория. Император Педру Второй предоставил братству церкви титул Иператорского, который был сохранён и позднее, в годы республики.

Церковь Богоматери Лапа-дос-Меркадорес

В 1743 году жители и торговцы с улицы Овидор в Рио-де-Жанейро возвели небольшую молельню, посвящённую Богоматери Лапа-дос-Меркадорес. Она была построена на углу дома, стоявшего на Овидор в промежутке между двумя улицами: Торговой и Правой (нынешняя улица Первого марта). Через четыре года торговцы решили основать религиозное братство и построить церковь, посвящённую этой Богоматери. В 1747 году здесь же был заложен фундамент, и в 1755 постройка была окончена. К 1766 была завершена внутренняя часть. В 1862-72 годах церковь претерпела видоизменения. На входе в храм было сделано три неоклассических арки и сзади по центру колокольня. Во время проведения этих работ за церковью в земле был найден большой медальон из лиозского мрамора с изображением сердца Богородицы, вероятно, предназначенный для церкви Третьего (католического) Ордена Покаяния, которому принадлежала эта земля, но который ею не воспользовался. Медальон тогда был помещён на главный фасад, где находится и по сей день. Две статуи святых из лиозского мрамора были поставлены в ниши на фасаде, и ещё одна, представляющая собой символ самой религии, была установлена на звонарной башне.

Внутренняя отделка, довольно цветистая, украшена резьбой по дереву Антония Падуа-и-Каштру и лепниной Антониу Алвеса-да-Лима.

Во время восстания военно-морского флота выстрел с бразильского броненосца «Аквидабан» в гавани Рио-де-Жанейро 25 сентября 1893 года попал в колокольню и сбил с неё статую. Тот факт, что было повреждено всего два пальца, несмотря на падение с двадцатипятиметровой высоты, был воспринят как чудо, и поэтому статуя вместе со снарядом хранятся в церковной ризнице.

Церковь находится на улице Овидор, 35.

Копакабана

До начала 17 века Копакабана была известна как Сакопенапа («дорога соко» - длинноногих птиц, в изобилии обитавших в прибрежных зарослях Рио-де-Жанейро).

Боливийские торговцы, приезжавшие торговать серебряными изделиями, как-то раз привезли с собой изображение Богоматери Копакабанской, почитаемой на берегах озера Титикака, на границе Боливии и Перу. На языке кечуа, потомков индейцев инка, Копакабана означает «Глядящий на синеву». Рыбаки в Сакопенапа возвели часовенку, чтобы укрыть изображение этой святой.

Епископ дон Антонио Изгнанник был спасён во время одного кораблекрушения, и это чудо было приписано покровительству святой. В 1746 году он приказал построить церковь на месте рыбацкой часовни. Более 150 лет слава святой привлекала паломников, и в итоге её именем стала называться прилегающая часть города.

Церквушку снесли в 1908 году для строительства форта Копакабана, которое завершилось в 1914 году. А изображение святой теперь хранится в в церкви Богоматери Копакабанской на площади Серзеделу Коррейа. Здание этой новой церкви находится на территории, принадлежавшей первоначальной церквушке.

Ботанический Сад Рио-де-Жанейро

Территория Ботанического сада – одно из старейших мест заселения в городе. С 16 века было несколько претендентов на владение ею, в частности Андрэ Мендес Леау, Себастьяу Варелла и наиболее известный из них Родригу Фрейтас-и-Меллу де Кастро, который в 1620-ом владел территорией, идущей от теперешней улицы Умайта до сегодняшнего района Леблон, включая лагуну, названную его именем.

С прибытием в Бразилию короля дона Жоау Шестого земля была изъята у потомков Родригу де Фрейтаса и разделена на участки, при этом сама корона присваивала себе обширную область в 1,4 миллиона квадратных метров, где в 1808 году принцем был был разбит Сад Акклиматизации, чтобы акклиматизировать растения, привезённые с Востока, такие как камфора, ореховое дерево, хлебное дерево, индийскую гвоздику и китайский чай. Через четыре месяца, в октябре, название сада было изменено на Королевский Ботанический Парк.

Здесь в 1809 году дон Жоау приказал высадить первую императорскую пальму, экземпляр Roystonea oleracea, привезённый с Карибов, родины этого вида. Её назвали Palma Mater («Пальма-Мать»), поскольку от неё произросли все остальные императорские пальмы Бразилии. Рабам было приказано уничтожать все остающиеся семена, с тем чтобы вид был исключительной особенностью Королевского Парка, но они их продавали, и семена были взрощены во многих местных имениях. Чтобы оценить продолжительность жизни этого вида, достаточно упомянуть, что «Пальма-Мать» прожила до 1972 года, когда в неё ударила молния, к тому моменту ей уже исполнилось 163 года.

С провозглашением независимости Бразилии в 1889 году парк был открыт для широкой публики под названием Королевского Ботанического Сада. Директором сада был брат из Кармелитского религиозного ордена Леандро ду Сакраменто, профессор ботаники и исследователь бразильской флоры, он создал каталог культивируемых растений и внёс бесчисленное множество улучшений в организацию сада.

Изначально территория сада включала в себя землю по обе стороны улицы Ботанический Сад. Но во время правления префекта Карлоса Сампайу (1920-1922гг.) от неё был отделён участок, прилегающий к лагуне, и на нём в 1924 году был построен Жокей-Клуб по проекту Архимедеса Мэмория. В самом Ботаническом Саду сохранилось также много произведений искусства и других любопытных деталей, доступных посетителям сада.

Площадь Синеландия

Озеро Санто-Антониу находилось на месте этой площади до 17 века. Морские воды доходили тогда тоже почти до самой площади. При постройке зданий в 20 веке здесь находили обломки каравелл, корабельную посуду. Это озеро в начале 20 века было засыпано землёй, остававшейся от сноса холмов в городе.

Два первых десятилетия 20 века – это строительство новых зданий на площади и открытие Главного авеню здесь же. В то время было открыто пять кинотеатров, откуда и появилось название «Синеландия» , то есть «страна кино». Но это народное прозвище, а официальное название площади – площадь маршала Флориану Пейшоту.

Все самые важные сооружения Синеландии сделаны из камня, по причине высокой влажности и постоянного наступления воды ещё в начале 20 века. Поэтому и Муниципальный театр, и Дворец Педру Эрнесту, и Культурный центр юстиции каменной кладки, а не из кирпича или дерева, например. Также можно добавить, что все они выполнены в архитектурном стиле бразильской эклектики, для которой наиболее характерна смесь строгой неоклассики с витиеватым барокко.

Арки на Лапе

В Рио-де-Жанейро имеется старинный акведук Кариока (переводится как «живущий, происходящий из Рио-де-Жанейро»), известный также как Арки Лапы («Лапа» - это название района). Это одно из тех мест, которые можно увидеть на картинах, фотографиях и почтовых открытках. Арки - символ старого Рио 18-19 веков и, кроме того, прибежище художников, поэтов, артистов и чудаков. В Рио говорят так: «Лапа - место богемы».

Собственно арки представляют из себя постройку из камня, покрашенную в белый цвет. Она полностью воспроизводит римский канон строительства акведуков, имеет 42 арки в два этажа. В прошлые века в арочных пролётах строились дома, и даже имелся театр.

Строительство акведука считается самой крупной конструкцией в Бразилии в колониальный период её истории (в 1822 году была объявлена независимость бразильских земель от португальской короны).

Сегодня Арки продолжают быть центром ночной жизни, здесь много баров с живой музыкой и две большие концертные площадки - Сирку-Вуадор и Фундисау «Прогрессо».

Крепость Сантьяго

В 1603 году в историческом центре Рио-де-Жанейро, между пляжами Пиасаба и Санта Лузия, на мысу Калабоусу, нависавшим над морем, португальцы выстроили крепость Сантьяго – архитектурный комплекс, в котором сегодня располагается Исторический Национальный Музей.

В течение веков к крепости добавились другие постройки, такие как тюрьма Калабоусу (1693), предназначенная для наказания рабов, Обозная Часть - здание артиллерийского парка (1762), где хранились орудия и военные припасы, Военный Арсенал (1764) и Квартель (1835), где располагались войсковые части.

До 1908 года вся территория имела статус военной по причине своего расположения, стратегического для защиты залива Гуанабара и всего города. В 1908-ом Военный арсенал был переведён в другое место, на мыс Кажу.

В 1920-х годах мыс Калабоусу сравняли с землёй, чтобы расчистить место для международной выставки, посвящённой столетию Независимости Бразилии (была провозглашена в 1822 году). В дополнение к мероприятию помещения бывшего Военного арсенала были расширены и «облагорожены» украшениями, характерными для неоколониальной архитектуры. В 1922 году они были открыты для публики в качестве «Дворца Крупной Промышленности», который был одним из самых посещаемых павильонов Выставки Столетия Независимости, и также в них расположились две галереи Исторического Национального Музея, основанного в том же году президентом Эпитасиу Пессоа с тем чтобы одарить Бразилию музеем, который был бы посвящён её истории.

В настоящее время Исторический Национальный Музей занимает весь архитектурный комплекс мыса Калабоусу и является главным историческим музеем в стране с собранием в количестве около 258 тысяч единиц, среди которых предметы, документы и книги, также музей занимается разработкой и распространением исторического знания.

От крепости Сантьяго и тюрьмы Калабоусу остался только фундамент. Между тем, и по сей день существует здание Обозной Части, в 1990-х годах восстановившее свой колониальный вид, помещение Военного Арсенала с его величественным двором Минервы и выставочный павильон 1922 года - нынешняя библиотека. Вместе они формируют один из наиболее значимых архитектурных комплексов города площадью в 20 000 квадратных метров, ограниченный улицей Санта Лузия и авеню Альфредо Агаше.

Исторический Национальный Музей имеет 9 000 квадратных метров помещений открытых для публики, выставочные галереи, как постоянные, так и временные, кроме этого есть библиотека, посвящённая истории Бразилии, истории искусства, музеологии и моде, есть исторический архив важных рукописных документов, акварельных рисунков, иллюстраций и фотографий, среди которых имеются экземпляры работ Хуана Гутиереса, Аугусто Мальты и Марка Ферреза. Помимо этого имеются программы для учащихся, преподавателей, пожилых людей и иных групп посетителей. В помещения Технического резерва, Лаборатории по хранению и восстановлению нумизматики (коллекции монет и других ценных бумаг) доступ осуществляется по предварительной договорённости. Живописные внутренние дворики и симпатичное кафе открыты для посещения.



Алиса Арташян

Вечность в бронзе

Бронзовые статуи поэтов, певцов, композиторов, писателей и футболистов – часть пейзажа Рио-де-Жанейро, они всегда находятся рядом с прохожими, гуляющими по городу. Эти инсталляции формально называются «интерактивными статуями» и дополняются множеством деталей, которые напоминают о моментах из жизни изображаемых личностей и смешиваются с историей города. 1200 памятников разбросаны по городу, среди них статуи, бюсты, сфинксы и фонтаны.

Посидеть рядом с Карлосом Дрюммоном де Андраде – обязательная часть программы для гуляющих по пляжу Копакабана. Статуя поэта – лидер по популярности. Она стоит с 2002 года, который был годом 100-летия поэта. Статуя была создана под впечатлением от одной фотографии Рожериу Рейса; поэт из штата Минас-Жерайс сидит спиной к морю в том районе города, где он жил до самой своей смерти в 1987 году.

Композитор Ари Баррозу – автор бессмертной «Акварели Бразилии» («Aquarela do Brasil») безмятежно отдыхает в Леме, соседнем райончике, где он тоже жил в своё время.

В конце пляжа Копакабана известный певец и композитор из штата Баийя Доривал Каимми приветствует гостей. Его статуя создана под вдохновением от фотографии Эвандру Тэйшейры и находится рядом с лагерем рыбаков, которые часто были темой его песен. На мысе Арпуадоре автор «Девушки из Ипанемы» Том Жобин, отец босса-новы, появляется с гитарой на плече, вполне в духе его уличных гуляний по городу в 1960-ых.

А в районе Ботанического Сада находится симпатичная статуя Отто Лара Резенде – писателя из Минас-Жерайса. На другой стороне улицы стоит Шакринья, признанный одним из лучших телеведущих Бразилии. «Старый вояка», как его называют, вышагивает с огромным галстуком-бабочкой, держит за хвост треску, и на шее у него висит традиционный музыкальный рожок.

Поднимемся в гору Дона Марта в районе Ботафогу и найдём здесь статую короля поп-музыки Майкла Джэксона, который побывал в городе в 1996 году и выбрал эту фавеллу для записи клипа на песню «They don’t care about us”.

В центре и северной части города также найдём кое-что интересное. На территории Бразильской Литературной Академии поэт из штата Пернамбуку Мануэл Бандейра наблюдает за проходящими из-за своего письменного стола. Рядом с ним писатель Жоаким Набуку смешивается с прохожими и теряется в пейзаже Рио-де-Жанейро. Ещё здесь можно увидеть классика бразильской литературы Машаду Ассиса, основателя Академии, он сидит на пышном троне.

А вот Пишингинья, знаменитый представитель музыки шоро. Он увековечен играющим на саксофоне в переулке Овидор в Центре.

На севере города стоит Тим Майа в районе Тижука, где он и жил. Он царственно возвышается на площади Афонзу Пена, а статуя весит 150 килограмм – всего на 10 меньше, чем сам певец.

В павильоне ярмарки нордестинцев в районе Сан-Криштовау находится статуя, посвящённая Луизу Гонзаге, аккордеонисту, королю музыки байяу.

Рядом со всемирно известным стадионом Маракана находится памятник капитану сборной Бразилии во время Кубка мира 1958 года – Идералду Беллини. Это место уже стало традиционной туристической достопримечательностью.

Кроме перечисленных памятников, есть ещё много других, ждущих своих гостей в Рио-де-Жанейро.

Сахарная Голова

Подъём на Сахарную Голову совершается на фуникулёре в два приёма: сначала до горы Урка (её высота – 220м) со скоростью 6 м/с, потом до Сахарной Головы (высота 400 м). Здешний фуникулёр считается самым безопасным в мире.

Наверху имеется выставка старых фуникулёрных кабин, это место называется Трамвайным Парком. До 1972-го использовались деревянные кабины, которые были заменены более современными, похожими на нынешние. Те же кабины, которые поднимают туристов на гору теперь, были введены в эксплуатацию уже в 2008 году. Эта замена была частью подготовки к празднованию 100-летия фуникулёра в 2012 году. Также вся техническая часть была заменена цифровым оборудованием.

Примечателен тот факт, что все стенки кабин прозрачные. Это единственный фуникулёр в мире с 360-градусным обзором на подъёме и спуске. Кроме того, это первый фуникулёр во всём Южном полушарии. В 70-е гг. Именно здесь снимались воздушные сцены в одном из фильмов об Агенте 007.

Сахарная Голова, гора Урка, соседняя гора Кара-де-Кау (Пёсья Морда) были образованы в результате геологических процессов около 600 млн лет назад. Сахарная Голова в истории всегда была географическим ориентиром для мореплавателей, входивших в залив Гуанабара, а позднее и для авиаторов, приземлявшихся в Рио-де-Жанейро.

Сахарная Голова начала приобретать нынешнюю известность ещё в 19 веке, когда ряд французских художников, в их числе Дэбре, Ругендас, побывали в Бразилии и запечатлели эти места на своих картинах. Так что словосочетание «Пау-де-Асукар» в Европе узнали именно благодаря этим произведениям.

Название горы произошло от специальной металлической формы, использовавшейся в прошлом для вывоза сахара из Бразилии в Португалию. Эта высокая, коническая, немного наклонная форма, заполнявшаяся сахаром, абрисом своим очень напоминала силуэт горы. Увидеть эту форму до сих пор можно в Историческом Национальном Музее Рио-де-Жанейро.

Посторойка фуникулёра началась в 1909 году, и первый отрезок – подъём на гору Урка был готов в 1912 году. Вторая часть подъёма была готова к 1913г. Работа фуникулёра прерывалась только один раз за всю историю – в 1935 году, когда в Рио-де-Жанейро случился Коммунистический путч, и в результате перестрелке были задеты тросы канатной дороги.

Тогдашние деревянные кабины вмещали всего 17 человек (сегодняшние 65), и билет был очень дорогим, так что это развлечение было доступно только представителям элит.

После повреждений 1935-го года начались тяжёлые времена для канатной дороги. Восстановление заняло несколько лет, а потом началась Вторая Мировая Война. Так что туристические визиты из Европы прекратились, и так продолжалось ещё в течение 50-х, несмотря даже на Чемпионат мира по футболу, прошедший в Бразилии.

В 60-х сменилось руководство канатной дороги, и произошла замена кабины фуникулёра на более современную. В результате вместимость увеличилась с 17 человек до 65, резко повысилась проходимость дороги. С этого началась современная история Сахарной Головы.

В 2010 году на Сахарной Голове был открыт культурный центр «Кукуруту», посвящённый истории канатной дороги, которой в 2012-м году исполнилось 100 лет.

Португальская Королевская библиотека в Рио-де-Жанейро

Библиотека была открыта в конце девятнадцатого века в присутствии тогдашней правительницы страны принцессы Изабеллы. Библиотека нужна была для хранения собрания книг, привезённых из Португалии в середине того же века. Это были издания не только португалоязычные, но и французские, испанские и др. Целью этого собрания было развитие литературной традиции Бразилии на основе европейских образчиков.

Рафаэл да Силва Каштру, построивший здание библиотеки, тоже был португальцем. Он выбрал стиль новое мануэлино, популярный в конце 15 - начале 16 века и известный также как португальская неоготика. Фасад здания отделан португальским мрамором.

Из камня вырезаны фигуры четырёх португальских деятелей, значимых для истории Бразилии. Это первооткрыватель Педро Алвареш де Кабрал, поэт Луис Камоэнс, мореплаватель дон Энрике и Васку-да-Гама. Фигуры стоят на выступах, а сверху имеются железные украшения, изображающие корабли с мальтийскими крестами, напоминающие о морской мощи Португали.

Окна напоминают по форме готические, но более закруглены, овальные по форме. Эта арочная форма используется и в интерьере Библиотеки. Дверь также окружена резной аркой, украшенной орнаментом в мавританском стиле: здесь имеются растительные элементы, оформленные как абстрактный симметричный, геометрический орнамент.

В Библиотеке хранится около 350 тысяч изданий девятнадцатого века, среди них редкие экземпляры и рукописи бразильских политиков и писателей. Интересно, что Библиотека была местом первых встреч Бразильской Литературной Академии позапрошлого столетия.

Кафедральный Собор Рио-де-Жанейро

Собор имеет форму незавершённого конуса, рядом с ним находится электрическая колокольня. Он был построен в архитектурном стиле брутализм, модным в 70-е годы, использовавшимся часто и известным бразильским архитектором Оскаром Ниймейером. Основа этого стиля – бетон, архитектор Собора – Эдгар Фонсека, декоратор интерьера – Паулу Лашен-Майер.

Кафедральный Собор Католической Церкви в Рио-де-Жанейро три раза переезжал с места на место, пока, наконец, не обрёл собственное здание. Фундамент его был заложен в 1964 году. В 1976 году Собор был освящён и начал действовать. Впоследствии он был посвящён святому Себастьяну как покровителю города.

Посторойка имеет 106 метров в диаметре и около 96 метров в высоту. Вместимость Собора – 25 тысяч человек. Дверь – 5, 75м в высоту и 18 м в ширину. На двери изображены основные сцены из жизни Христа. В основании Собора находится Музей Сакрального искусства.

Постройка не была закончена. Два запланированных лифта так и не были построены. Они должны были подниматься наверх к ресторану с 360-градусной панорамой, а над ним должны были располагаться комнаты клера. Но всё это так и не было осуществлено.

В основании Собора форма греческого креста, креста из Иерусалима. Высота помещения символизирует собой духовный рост человека, его подъём к божественному свету, подъём ко Христу. И на потолке человека встречает тот же греческий крест. От него вниз спускаются четыре мозаичных рукава. Они символизируют собой четыре черты католической церкви: зелёный – единая церковь, красный – священная, синий – католическая, жёлтый – апостольская. Четыре витража – это четыре пути, ведущие человека к свету. Каждый из этих витражей весит несколько тонн.

Синеландия – так называют площадь в Центре города Рио-де-Жанейро. На самом деле, в начале 20 века она получила официальное название площадь маршала Флориану Пейшоту. Есть у неё и ещё одно «прозвище» - площадь Епископской Матери.

Истоирия этого места начианется в 18 веке. В то время здесь имелся ряд религиозных учреждений, церковных и монашеских: подле горы Каштелу (в переводе «замок») находились семинария Сан-Жозе и монастырь Богоматери Непорочного Зачатия.

В те времена, вплоть до 19 века эти окрестности считались не лучшим местом для проживания и были облагорожены городскими властями только с приездом королевской семьи в 1808 году. До того эта низменная часть города всегда затоплялась во время дождей, и стоячая вода превращала местность в болото.

Сегодняшний центр Рио располагается именно здесь, между четырёх гор: Каштелу, Консейсау, Сан-Бенту и Сан-Антониу. Почему церкви и монастыри строились на горах? Религиозные католические братства выбирали для строительства такие высотные места как более удобные (хотя бы потому, что не страдали от потопов) и стратегические. Так, на горе Каштелу устроились иезуиты, Сан-Антониу стал прибежищем для францисканцев, Сан-Бенту – для бенедектинцев, эти последние остаются там и по сей день.

Жить рядом с местом своего вероисповедания в городе было особой привилегией. Поэтому прихожане францисканской церкви старались поселиться рядом с Сан-Антониу, прихожане-иезуиты – рядом с Каштелу и т.д. Таким образом, жить в низменной, удалённой от церквей части города считалось совершенно непрестижно, выражаясь современным языком, и это типично для такого общества, теократического государства, каким была тогдашняя Бразилия.

Почему же такое малосимпатичное для города место получило это прозвище – площадь Епископской Матери?

Только одна персона из высокого общества 18 века решилась жить в этой низменной центральной части – Анна-Теодора Рамуш-де-Маскареньяш, мать епископа Жозе-Жуакина Жустина Маскареньяш. Он был первым епископом, полностью получившим своё религиозное образование в Бразилии. Выучившись, он отправился в Европу, где получил титул епископа, и вернулся в Бразилию уже в этом качестве.

Как следствие, его мать была очень значимой особой и имела большое влияние в политических кругах. В городе она стала выполнять роль своего рода неформальной общественной приёмной; к ней приходили жаловаться, просить, предлагать улучшения в городской жизни. Она принимала всех, в том числе и бедняков, а жалобы и предложения передавала вице-королю.

В 1808 году из Португалии прибыла королевская семья, спасая корону от угрозы наполеоновской армии. Как следствие, Рио-де-Жанейро, ставший пристанищем для августейшей семьи, начал развиваться в прибрежной портовой части, где расположился король и его двор. А окрестности нынешней Синеландии, эта низменная болотистая часть продолжала оставаться заброшенной, и в те времена была известна лишь как место, где проживала мать епископа Анна-Теодора.

Ситуация начала меняться в 19 веке. Прибытие двора повлияло на развитие города, торговли, в частности, развивается сегмент выращивания и экспорта кофе в долине Параиба (штат Рио-де-Жанейро). Доход от этой части во многом был наравлен на развитие столицы, модернизацию города. Эти же деньги стали основой для образования нового олигархического слоя Бразилии, так называемых «кофейных баронов». Эта новая элита имела свои запросы: дворцы, театры, публичные дома и прочие развлекательные заведения стали строиться в Рио, изначально на Большой Площади (сегодня площадь Тирадентес). Фактически, это было первое место светских развлечений в тогдашней католической Бразилии. Приличным считалось гулять там только до восьми часов вечера.

В конце 19 века был подписан указ об отмене рабства в Бразилии, и вскорости была провозглашена республика и упразднена монархия. Как следствие, августейшая семья и двор отбыли в Португалию, а дома, занимавшиеся ими, стали достоянием самой широкой общественности: помещения попросту захватывались рабочими, бедняками, оставшимися без жилья и покровительства господ после отмены рабства.

В 1902 году новым управляющим города становится Перейра Пассос, известный как активный реформатор, поклонник французского стиля градостроительства и искусства ар-нуво. Его идеалом было создание в Рио-де-Жанейро нового бразильского Парижа.

Первым его указом был снос старых этих старых зданий, захваченных и заселённых беднотой. Отсюда появилась необходимость обеспечения жильём этой части населения. Поскольку никто из правящего круга этим не занимался, началось стихийное заселение территорий, и так окончательно сложилось явление сегодня всемирно известное как фавелла.

Между тем, настойчивое желание Перейры Пассоса превратить Рио в новый «маленький Париж» и удовлетворить нуждам крошечной могущественной элиты страны привело также к освоению новой территории. Заброшенная и никому ненужная до сих пор местность начала претерпевать огромные изменения. Площадь Епископской Матери была частью грандиозного плана, начавшегося со строительства Центральной Авениды, соединившей портовую, главную тогда часть города с другой, более отдалённой.

Новый бульвар, место для прогулок, светских выходов, утончённых развлечений. На этой улице уже больше не было места для лошадей, телег и экипажей. Претенциозный план предполагал новое элегантное транспортное решение, как в Париже, как в Севилье – здесь были проложены рельсы, и пущен электрический трамвай.

«Маленький Париж» начал строиться с Муниципального Театра и Школы Изящных Искусств (сегодня Музей Изящных Искусств). Необходимость хранить где-то собрание книг королевской семьи и императора Педро 2 положила начало строительству Национальной Библиотеки. Логика теократического общества требовала, чтобы власть церковная также присутствовала в ключевом месте, поэтому началось строительство архиепископской резиденции (сегодня Культурный центр Федеральной Юстиции).

Уже в 20-х годах 20 века площадь оформилась окончательно с постройкой дворца Педро-Эрнесту, и была официально открыта под названием площади маршала Флориану Пейшоту.

Святой Антоний в военном чине

На дверях монастыря Святого Антония, построенного в 1620 г. на Площади Кариока (Рио-де-Жанейро), имеется изображение святого Антония Лиссабонского (известного также как Святой Антоний Падуйский).

В 1710 году, когда французы под руководством Дуклерка вторглись в Рио-де-Жанейро, и его захват был неизбежен, тогдашний губернатор города Франциско де Кастру-Мораеш просил защиты у этого святого. Он приказал, чтобы настоятель монастыря поместил изображение святого Антония в верхней части фасада здания. Победа над французами была приписана покровительству святого, из-за чего губернатор наградил его званием капитана пехоты с правом на жалованье, которое выплачивалось монастырю.

Спустя столетие эта история произвела впечатление на Дона Жоау Шестого (первого португальского короля, лично прибывшего в Бразилию), который произвёл святого в старшие сержанты в 1810 году и затем в 1813-ом году в подполковники. Производство в чины было сделано по указам от 14 июля 1810 и от 25 ноября 1814 года, выпущенным в Королевских Письмах за подписью принца-регента Дона Жоау, будущего короля Дона Жоау Шестого.

Только уже в 1910 году бразильские военные силы исключили святого из списка служащих и отменили выплату ему жалованья.

Фонарь Лапы

Этот необычный фонарь был создан скульптором Родольфо Бернарделли по заказу префекта Рио-де-Жанейро Перейры Пассоса, управлявшего городом в начале двадцатого века. Торжественное открытие состоялось в 1906 году в районе Лапа, известном своей ночной жизнью, когда здесь было открыто авеню Мен-де-Са. Работа по отливке деталей фонаря была выполнена Бразильским Фондом Железа и Бронзы «Кобблер и компания».

Фонарь сделан из бронзы и гранита в неомануэлинском стиле и воплощает в себе память о великих мореплаваниях португальцев в 15-16 веках. На столбе изображены корабли с надутыми парусами, секстанты и морские животные. Наверху он увенчан глобусом небесных сфер.

На фотографии начала 20 века видна площадь Лапы с фонарём на фоне Большого Отеля (Grande Hotel), в здании которого сегодня располагается Зал Сесилии Мейрелес.

В 2006 году была завершена последняя реставрация фонаря.

Мостовая Копакабаны

В начале 20 века мэр Рио-де-Жанейро Перейра Пассос с тем, чтобы вымостить недавно открытое Центральное Авеню, выписал сюда из Португалии не только группу мостильщиков, но и камни, которыми изобилуют окрестности португальской столицы Лиссабона, где мозаики на мостовых и площадях создавались уже с 1842 года. Вскорости эти камни (белый кальцит и чёрный базальт) были найдены в окрестностях Рио и более не импортировались, но сохранили названия португальских камней.

Любопытно, что волновой рисунок на мостовых авеню Атлантики, характерный для района Копакабана и даже для всего Рио-де-Жанейро, был привезён именно теми мостильщиками лиссабонцами.

Этот рисунок был использован на площади Синеландия в центре Рио и на авеню Атлантика в районе Копакабана, которое тоже было открыто мэром Перейрой Пассосом в то время, когда знаменитый пляж на побережье Атлантического океана только начинал обживаться.

Мостовая сегодняшней Синеландии обзавелась новыми изображениями, в то время как авеню Атлантика приобрела свой блеск, расширилась в 1970-х годах, увеличив свои тротуары и пляжную часть. В середине 20 века на пике своей известности был бразильский архитектор и пейзажист Бурле Маркс. Именно его позвали переделывать мостовую в семидесятых. Он сохранил изначальный волновой рисунок 1906 года и привёл его к единому стандарту, увеличил размах волнового орнамента и подогнал его к новому размеру тротуара. Именно такой мы знаем сегодня авеню Атлантика в Рио-де-Жанейро.

Церковь Глория

В Рио-де-Жанейро есть целый район, примыкающий к пляжу под названием Глория, что переводится с португальского как «слава» и для религиозного католического народа напрямую ассоциируется с библейским понятием «славы Божьей».

Одноименная церковь (Глория) начала строиться с 1714 года в месте без сомнения важном для здешней истории, и называется она в переводе Церковью Величия Богородицы на Холме. Здесь все её знают как церковь Глория, и с возвышенности, на которой она стоит, открывается красивый вид на залив Гуанабара, вдоль которого тянутся исторические районы Рио-де-Жанейро.

В месте, называвшемся тогда гора Лерипе, существовал форт Бироасумирин, занятый многочисленными французами, имевшими артиллерию. 20 января 1567 года форт был захвачен португальцами под командованием военачальника Эстасио-де-Са. Эта победа принесла окончательное господство португальцев в городе, хотя и стоила жизни самому Эстасио, смертельно раненому стрелой в лицо.

Церковь здесь была построена религиозным братством Богоматери на Холме на месте старой часовни. В 1738 году строительство было закончено, и примечательным фактом является, что, согласно архитектурному плану, в основе церкви лежат две октогональные формы. Внутри на стенах имеется керамическая плитка, датируемая 1743 годом (роспись на них приписывается известному художнику и архитектору мастеру Валентину). Панели с плиткой украшают нефы, главный алтарь, ризницы и хоры.

В 1808 году королевский двор прибыл из Португалии в Рио-де-Жанейро, и церковь получила новый высокий статус. Она стала любимой церковью королевской семьи. В 1819 году король дон Жоау Шестой выбрал её для церимонии освящения своей внучки принцессы Марии-да-Глория. С тех пор все члены королевского дома Браганса, родившиеся в Бразилии, проходили церимонию освящения в церкви Глория. Император Педру Второй предоставил братству церкви титул Иператорского, который был сохранён и позднее, в годы республики.

Церковь Богоматери Лапа-дос-Меркадорес

В 1743 году жители и торговцы с улицы Овидор в Рио-де-Жанейро возвели небольшую молельню, посвящённую Богоматери Лапа-дос-Меркадорес. Она была построена на углу дома, стоявшего на Овидор в промежутке между двумя улицами: Торговой и Правой (нынешняя улица Первого марта). Через четыре года торговцы решили основать религиозное братство и построить церковь, посвящённую этой Богоматери. В 1747 году здесь же был заложен фундамент, и в 1755 постройка была окончена. К 1766 была завершена внутренняя часть. В 1862-72 годах церковь претерпела видоизменения. На входе в храм было сделано три неоклассических арки и сзади по центру колокольня. Во время проведения этих работ за церковью в земле был найден большой медальон из лиозского мрамора с изображением сердца Богородицы, вероятно, предназначенный для церкви Третьего (католического) Ордена Покаяния, которому принадлежала эта земля, но который ею не воспользовался. Медальон тогда был помещён на главный фасад, где находится и по сей день. Две статуи святых из лиозского мрамора были поставлены в ниши на фасаде, и ещё одна, представляющая собой символ самой религии, была установлена на звонарной башне.

Внутренняя отделка, довольно цветистая, украшена резьбой по дереву Антония Падуа-и-Каштру и лепниной Антониу Алвеса-да-Лима.

Во время восстания военно-морского флота выстрел с бразильского броненосца «Аквидабан» в гавани Рио-де-Жанейро 25 сентября 1893 года попал в колокольню и сбил с неё статую. Тот факт, что было повреждено всего два пальца, несмотря на падение с двадцатипятиметровой высоты, был воспринят как чудо, и поэтому статуя вместе со снарядом хранятся в церковной ризнице.

Церковь находится на улице Овидор, 35.

Копакабана

До начала 17 века Копакабана была известна как Сакопенапа («дорога соко» - длинноногих птиц, в изобилии обитавших в прибрежных зарослях Рио-де-Жанейро).

Боливийские торговцы, приезжавшие торговать серебряными изделиями, как-то раз привезли с собой изображение Богоматери Копакабанской, почитаемой на берегах озера Титикака, на границе Боливии и Перу. На языке кечуа, потомков индейцев инка, Копакабана означает «Глядящий на синеву». Рыбаки в Сакопенапа возвели часовенку, чтобы укрыть изображение этой святой.

Епископ дон Антонио Изгнанник был спасён во время одного кораблекрушения, и это чудо было приписано покровительству святой. В 1746 году он приказал построить церковь на месте рыбацкой часовни. Более 150 лет слава святой привлекала паломников, и в итоге её именем стала называться прилегающая часть города.

Церквушку снесли в 1908 году для строительства форта Копакабана, которое завершилось в 1914 году. А изображение святой теперь хранится в в церкви Богоматери Копакабанской на площади Серзеделу Коррейа. Здание этой новой церкви находится на территории, принадлежавшей первоначальной церквушке.

Ботанический Сад Рио-де-Жанейро

Территория Ботанического сада – одно из старейших мест заселения в городе. С 16 века было несколько претендентов на владение ею, в частности Андрэ Мендес Леау, Себастьяу Варелла и наиболее известный из них Родригу Фрейтас-и-Меллу де Кастро, который в 1620-ом владел территорией, идущей от теперешней улицы Умайта до сегодняшнего района Леблон, включая лагуну, названную его именем.

С прибытием в Бразилию короля дона Жоау Шестого земля была изъята у потомков Родригу де Фрейтаса и разделена на участки, при этом сама корона присваивала себе обширную область в 1,4 миллиона квадратных метров, где в 1808 году принцем был был разбит Сад Акклиматизации, чтобы акклиматизировать растения, привезённые с Востока, такие как камфора, ореховое дерево, хлебное дерево, индийскую гвоздику и китайский чай. Через четыре месяца, в октябре, название сада было изменено на Королевский Ботанический Парк.

Здесь в 1809 году дон Жоау приказал высадить первую императорскую пальму, экземпляр Roystonea oleracea, привезённый с Карибов, родины этого вида. Её назвали Palma Mater («Пальма-Мать»), поскольку от неё произросли все остальные императорские пальмы Бразилии. Рабам было приказано уничтожать все остающиеся семена, с тем чтобы вид был исключительной особенностью Королевского Парка, но они их продавали, и семена были взрощены во многих местных имениях. Чтобы оценить продолжительность жизни этого вида, достаточно упомянуть, что «Пальма-Мать» прожила до 1972 года, когда в неё ударила молния, к тому моменту ей уже исполнилось 163 года.

С провозглашением независимости Бразилии в 1889 году парк был открыт для широкой публики под названием Королевского Ботанического Сада. Директором сада был брат из Кармелитского религиозного ордена Леандро ду Сакраменто, профессор ботаники и исследователь бразильской флоры, он создал каталог культивируемых растений и внёс бесчисленное множество улучшений в организацию сада.

Изначально территория сада включала в себя землю по обе стороны улицы Ботанический Сад. Но во время правления префекта Карлоса Сампайу (1920-1922гг.) от неё был отделён участок, прилегающий к лагуне, и на нём в 1924 году был построен Жокей-Клуб по проекту Архимедеса Мэмория. В самом Ботаническом Саду сохранилось также много произведений искусства и других любопытных деталей, доступных посетителям сада.

Площадь Синеландия

Озеро Санто-Антониу находилось на месте этой площади до 17 века. Морские воды доходили тогда тоже почти до самой площади. При постройке зданий в 20 веке здесь находили обломки каравелл, корабельную посуду. Это озеро в начале 20 века было засыпано землёй, остававшейся от сноса холмов в городе.

Два первых десятилетия 20 века – это строительство новых зданий на площади и открытие Главного авеню здесь же. В то время было открыто пять кинотеатров, откуда и появилось название «Синеландия» , то есть «страна кино». Но это народное прозвище, а официальное название площади – площадь маршала Флориану Пейшоту.

Все самые важные сооружения Синеландии сделаны из камня, по причине высокой влажности и постоянного наступления воды ещё в начале 20 века. Поэтому и Муниципальный театр, и Дворец Педру Эрнесту, и Культурный центр юстиции каменной кладки, а не из кирпича или дерева, например. Также можно добавить, что все они выполнены в архитектурном стиле бразильской эклектики, для которой наиболее характерна смесь строгой неоклассики с витиеватым барокко.

Арки на Лапе

В Рио-де-Жанейро имеется старинный акведук Кариока (переводится как «живущий, происходящий из Рио-де-Жанейро»), известный также как Арки Лапы («Лапа» - это название района). Это одно из тех мест, которые можно увидеть на картинах, фотографиях и почтовых открытках. Арки - символ старого Рио 18-19 веков и, кроме того, прибежище художников, поэтов, артистов и чудаков. В Рио говорят так: «Лапа - место богемы».

Собственно арки представляют из себя постройку из камня, покрашенную в белый цвет. Она полностью воспроизводит римский канон строительства акведуков, имеет 42 арки в два этажа. В прошлые века в арочных пролётах строились дома, и даже имелся театр.

Строительство акведука считается самой крупной конструкцией в Бразилии в колониальный период её истории (в 1822 году была объявлена независимость бразильских земель от португальской короны).

Сегодня Арки продолжают быть центром ночной жизни, здесь много баров с живой музыкой и две большие концертные площадки - Сирку-Вуадор и Фундисау «Прогрессо».

Крепость Сантьяго

В 1603 году в историческом центре Рио-де-Жанейро, между пляжами Пиасаба и Санта Лузия, на мысу Калабоусу, нависавшим над морем, португальцы выстроили крепость Сантьяго – архитектурный комплекс, в котором сегодня располагается Исторический Национальный Музей.

В течение веков к крепости добавились другие постройки, такие как тюрьма Калабоусу (1693), предназначенная для наказания рабов, Обозная Часть - здание артиллерийского парка (1762), где хранились орудия и военные припасы, Военный Арсенал (1764) и Квартель (1835), где располагались войсковые части.

До 1908 года вся территория имела статус военной по причине своего расположения, стратегического для защиты залива Гуанабара и всего города. В 1908-ом Военный арсенал был переведён в другое место, на мыс Кажу.

В 1920-х годах мыс Калабоусу сравняли с землёй, чтобы расчистить место для международной выставки, посвящённой столетию Независимости Бразилии (была провозглашена в 1822 году). В дополнение к мероприятию помещения бывшего Военного арсенала были расширены и «облагорожены» украшениями, характерными для неоколониальной архитектуры. В 1922 году они были открыты для публики в качестве «Дворца Крупной Промышленности», который был одним из самых посещаемых павильонов Выставки Столетия Независимости, и также в них расположились две галереи Исторического Национального Музея, основанного в том же году президентом Эпитасиу Пессоа с тем чтобы одарить Бразилию музеем, который был бы посвящён её истории.

В настоящее время Исторический Национальный Музей занимает весь архитектурный комплекс мыса Калабоусу и является главным историческим музеем в стране с собранием в количестве около 258 тысяч единиц, среди которых предметы, документы и книги, также музей занимается разработкой и распространением исторического знания.

От крепости Сантьяго и тюрьмы Калабоусу остался только фундамент. Между тем, и по сей день существует здание Обозной Части, в 1990-х годах восстановившее свой колониальный вид, помещение Военного Арсенала с его величественным двором Минервы и выставочный павильон 1922 года - нынешняя библиотека. Вместе они формируют один из наиболее значимых архитектурных комплексов города площадью в 20 000 квадратных метров, ограниченный улицей Санта Лузия и авеню Альфредо Агаше.

Исторический Национальный Музей имеет 9 000 квадратных метров помещений открытых для публики, выставочные галереи, как постоянные, так и временные, кроме этого есть библиотека, посвящённая истории Бразилии, истории искусства, музеологии и моде, есть исторический архив важных рукописных документов, акварельных рисунков, иллюстраций и фотографий, среди которых имеются экземпляры работ Хуана Гутиереса, Аугусто Мальты и Марка Ферреза. Помимо этого имеются программы для учащихся, преподавателей, пожилых людей и иных групп посетителей. В помещения Технического резерва, Лаборатории по хранению и восстановлению нумизматики (коллекции монет и других ценных бумаг) доступ осуществляется по предварительной договорённости. Живописные внутренние дворики и симпатичное кафе открыты для посещения.